Оскар Уайльд

Оскар УайльдОскар Уайльд был одним из первых пророков эстетизма. Его жизнь была недолгой, ее укоротили насильственно. Годы пребывания в заточении не обошлись легко писателю, его тонкая натура не выдержала тюремных порядков. Уайльда просто сломали. Он был эксцентричен, дерзок, умен - общество не вынесло этого. Ханжеская мораль  и буква закона стали роковыми для гордого декадента.

Уайльд родился в семье врача-офтальмолога, весьма знаменитого своими трудами по медицине, истории и географии. Его мать была утонченная светская  дама, которая писала стихи, посвящая их Ирландии. У нее был литературный салон, и юный Оскар проводил там много времени. Именно пребывание в салоне стало одним из факторов, оказавших влияние на Уайльда и как на писателя, и как на личность. Вокруг него царила театральная, несколько фальшивая атмосферв.

После школы он поступил в дублинский колледж Троицы, где встретил человека, оказавшего на него самое значительное влияние. Присутствуя на лекциях Джона Рескина, который рассказывал  студентам о культурном наследии Европы, Уайльд был очарован интеллектом и личностью профессора он воспринял его взгляд на достижения западной цивилизации в области культуры и понял его как философию индивидуализма. Это стало началом становления взглядов самого Уайльда и их проявления. Даже в манере одеваться подчеркнуто небрежно и непрактично скользило влияние Рескина. Так Уайльд стал апостолом эстетизма. Потом был Оксфорд. Стоит сказать, что писатель был  очень талантлив. Особенно в области древних языков. Профессоры гордились им и неизменно хвалили.

В творчестве Уайльда выделяются только 2 периода. Первый - благоприятный, в который он написал большую часть своих творений, второй же - после заточения, когда дух его был уже сломлен, и он описывал по-преимуществу то, что пережил в неволе.  Осудили писателя формально за гомосексуализм, но в самом процессе над ним было достаточно лжи, фальши и зависти. 

2 года, проведенные в Редингской тюрьме, перевернули все мировоззрение Уайльда. Свое последнее произведение "De Profundis" он посвятил Страданию.